Украина И Донбасс

Это дало бы возможность кардинально решить «украинский вопрос», отделив от Украины русскоговорящие области и обратив оставшуюся Украину во второразрядное государство, неспособное серьёзно угрожать российским интересам. Парадоксально, но первые годы правления считавшегося столь прозападным президента Бориса Ельцина были отмечены действиями в духе самого разнузданного московского империализма.

На нефтебазе в подконтрольном самопровозглашенной ЛНР городе Ровеньки произошло два взрыва, пишет РИА «Новости». В Киеве с начала военных событий погибли шесть мирных жителей, в том числе один ребенок, и 14 военных и бойцов территориальной обороны, сообщил мэр города Виталий Кличко. Пострадал 71 человек, из них 25 мирных жителей, в том числе три ребенка, отметил он. «В социальных сетях выкладывали их фотографии и видеозаписи с рассказами о пленении, мы установили, что такие люди действительно служат в армии», — пишет издание. Предположительно за неделю до вторжения в Украине, пишет издание, Мартынов рассказывает предположительно Кадырову, что до широкого круга командиров донесли цель операции — и многих она поразила.

Российский лидер также пояснил, что в такой ситуации «победителей не будет». Со своей стороны Москва будет делать всё для того, чтобы найти компромиссы, которые устраивают все стороны, добавил Путин. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. К тому же не надо думать, что война — дело исключительно королей. И на Украине, и на территории непризнанных ДНР и ЛНР достаточно горячих голов, для которых эскалация конфликта — весьма притягательная перспектива. Эти люди честно говорят, что Западу сейчас невыгодна война, что Америка хочет красиво уйти из Европы и, следовательно, американцы изо всех сил будут пытаться договориться с Москвой.

Дело даже не в том, что подписанный в сентябре пресловутый Минский протокол не удовлетворяет обе воюющие стороны. Без разрешения этого вопроса нынешнюю украинскую ситуацию в принципе невозможно сдвинуть с мёртвой точки. А разрешить этот вопрос на войне можно только одним способом — силой. Однако такой ход событий неизбежно вёл к серьёзной конфронтации с Западом, ошеломлённым стремительной российской аннексией Крыма, а теперь ещё и открывшейся перспективой полного разрушения Украины в качестве краеугольного камня антирусского «санитарного кордона». В этих условиях Москва, по-видимому, оказалась не готовой к решительным действиям на Украине и решила попытаться осуществлять военные действия на Юге и Востоке Украины в основном с помощью «местных» и «засланных» повстанческих сил.

И если эти деньги есть, а они есть, то значит, их нужно потратить на войну. Переброску войск тогда официально объяснили учениями, однако эксперты и чиновники, опрошенные The New York Times, предполагали, что обострение возле украинской пленные русские на украине солдаты границы могло быть способом Москвы «протестировать новую администрацию Байдена». Итогом этого разговора стал совместный саммит в Женеве 16 июня, после которого о российских войсках на границе с Украиной на несколько месяцев забыли.

Идя по тонкому льду всё более усиливающейся конфронтации с Западом, Москва старается максимально скрывать свои планы и намерения, сделав ставку на официальный тезис о своей непричастности к событиям на Украине. Помимо маскировочных соображений подобная осторожность позволяет держать потенциальных противников в состоянии постоянной неопределённости относительно возможных российских действий и реакций. Однако оборотная сторона этой медали — многие на Западе не понимают мотивов, которые движут Россией, не видят конечных целей российской политики на Украине, не видят пределов воздействия этой политики. Это позволяет Западу вести оголтелую пропаганду о якобы беспредельной российской экспансии и российской угрозе странам Восточной Европы, которые «могут стать следующей целью». Таким образом, избегание Москвой публичного формулирования целей и задач, стоящих перед ней в украинском кризисе, оборачивается для нашей страны стратегическими проблемами. Однако и в результате «принуждения» в августе украинский вопрос так и не был решён по существу, очевидным свидетельством чему стали непрекращающиеся военные действия в Донбассе в период объявленного перемирия.

Translate »